Последние новости:


Готическая культура и ее спецефический черты
10 самых высоких зданий мира
Рационализм в советской архитектуре
10 советов начинающим архитекторам и дизайнерам Боба Борсона
Оскар Нимейер и его культовая архитектура
Топ-10 восстановленных памятников архитектуры
Художественная ценность Лемковской церкви
Важным регионом развития храмовой архитектуры западной традиции в первой половине xvii в. стала Волынь
С новым подъемом Киева в первой половине xvii в. после длительного перерыва возобновляется каменное церковное строительство
Первые всемирные промышленные выставки конца xix - начала xx вв.
Самой архитектурной постройкой Вены является готический собор Св. Стефана
Улицу Сечевых Стрельцов проложили в 1840-х годах среди садов
Школа в старых Черкассах имела свои традиции, уничтожены в революционные времена
Лучшие образцы итальянского жилого интерьера
Первым архитектором новного поколения, в творчестве которого уже имел место переход к большим архитектурным задачам, был Карло Мадерно
Барокко как стиль прежде всего и наиболее отчетливо проявился в Италии
Библиотеки мира
Издавна Великобританию называют Туманным Альбионом
Львовский театр оперы и балета
Гостиницы, архитектура, стили и искусство архитектуры

Архитектура Московского метро

За более чем полувековой и бурный период существования метро мы привыкли к нему, но, став уже ежедневным транспортом, оно но теряет своей прежний безупречной репутации «чуда» - чуда техники и чуда искусства.
Художественный престиж метростроения завоевывался в 30-е годы, в пору грандиозного сооружения линий и станций очередей. Впечатление, производимое на людей совершенно «подземными дворцами» было столь ошеломляющим, что пуск очереди связывался с наступлением и абсолютно новой «метрополитеновой эры», когда вместе «с городом развиваются и люди, которые в нем живут». Для обитателя Москвы - от мала до велика - метро стало критерием и эстетических оценок, и чувства патриотизма. «Может, тебе еще и метро не нравится?» - резко тогда ставился вопрос о вкусах. Престиж метро подкреплялся больше публикуемыми в печати откликами общеизвестных ученых, мастеров искусства, политических творцов, высоких зарубежных посетителей./ Вот как пишет о метро, среди прочих впечатлений о Москве Лион Фейхтвангер: «...средства сообщения трудятся хорошо, и наивная горделивость местных патриотов к их метрополитену вполне обоснована: он действительно самый прекрасный и удобный в мире». Юлиус Фучик помещает в чехословацкой сначала газете «Руде право» в 1935 году очерк невероятная история московского метро», а американский инженер-консультант Джон Морган тогда же издает в Советском Союзе брошюру «Московский метрополитен лучший в мире».
од воздействием магии завоеванного в 30-е годы престижа все последующие этапы возведения и художественного оформления метро чувствовались как абсолютная данность. Например, кольцевая черта, последний участок которой был сдан в 1954 году. Нельзя говорить, чтобы все станции удостаивались похвалы. Какие-то и порицались в печати за отдельные недостатки. Но, если и возникали сомнения в общей направленности высоко художественного развития метростроения, то его концепция не пересматривалась. Более того, среди прочих архитектурных объектов станциям метрополитена предписывалась наиболее репрезентативная роль. Уникальность общественно-социальной и эстетической и высокой значимости образов метро не была оспорена ни официальной критикой, ни обыденным сознанием. Отношение москвичей к архитектуре метро «не подвержено изменениям примерно так же, как, скажем, к любимой вещи, которая некогда была заведена как праздничная и уже длинные преклонные годы продолжает ею оставаться».
Даже когда в конце 50-х годов была излишне резко осуждена «роскошь» возведения и станции метро стали упоминаться в художественно-критической периодике в качестве примеров фигурных излишеств, в целом архитектура метрополитена осталась как бы вне научно-теоретической ревизии. Ответом архитекторов-практиков на уроки беспощадной критики был мгновенный и полный отказ от всякой художественности в метро - новые станции стали весьма наглядным воплощением функционализма и «прямого угла». Уже через четыре года после грандиозного сооружения последнего участка «пышной» кольцевой черты и всего через год после сдачи достаточно великодушно немало станционных залов «Фрунзенской» и «Спортивной», то есть в 1958 году, введены в эксплуатацию станции наиболее аскетичной, если не сказать резче, - бедной Филевской черты. Но что касается глубоко теоретического обоснования поворота в метростроении, а также основательного пересмотра итогов бурного периода монументально-репрезентативного проектирования, то это не становилось предметом особых размышлений. Казалось бы, именно сейчас, в момент провозглашения приоритета функции в архитектуре - должна вообще наступить пора всестороннего осмысления самой «функциональной» ветви частью архитектурного строительства. Казалось бы, наконец приспело жаркое время глубоко вдуматься в самое природу и специфику автомобильного зодчества и, переосмыслив весь предшествующий опыт, попытаться сформировать его концепцию...

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  

Другие статьи по теме:

- Резиденция Президента Российской Федерации.
- Школа в старых Черкассах имела свои традиции, уничтожены в революционные времена
- 10 советов начинающим архитекторам и дизайнерам Боба Борсона
- Искусство Древней Греции
- Меншиковский дворец
 Рейтинг@Mail.ru